Главная » Артем Иутенков. «Бокс без правил» (Кто стоит за разжиганием гаражных войн в столице). «Совершенно секретно» № 32, 16-23 декабря 2014.

Артем Иутенков. «Бокс без правил» (Кто стоит за разжиганием гаражных войн в столице). «Совершенно секретно» № 32, 16-23 декабря 2014.

В Москве разгорается новый конфликт властей и автовладельцев. Чиновники столичных префектур и управ при силовой поддержке неизвестных людей в форме и без знаков отличий разрушают  гаражные кооперативы в спальных районах города. Процесс сноса сопровождается мародерством, драками и вымогательством. Уже появились первые жертвы среди мирных москвичей.

Пенсионерка Галина Жигалина живет в Тимирязевском районе очень давно. И хорошо помнит, как в 1998 году жители нескольких домов по Красностуденческому проезду  решили объединиться и на месте бесхозного рва с мусором, где постоянно скапливалась вода, оборудовать цивилизованную стоянка. Сказано – сделано. Тогдашнее руководство управы не возражало: Хотите парковку? Приведите территорию в порядок за свой счет, а землю мы выделим».

«Мы все скинулись, несколько дней засыпали овраг землей, - рассказывает корреспонденту «Совершенно секретно» Галина Жигалина, избранная председателем автостоянки, - и выровняли и заасфальтировали площадку, поставили земельный участок на учет и внесли его в кадастр недвижимости. Установили ограждение и организовали круглосуточное дежурство».

Первый тревожный звонок прозвенел в 2013 году. В Москве – новый мэр, в Северном административном округе поменялся префект, и в Управе Тимирязевского района появились странные люди.

«Все те 15 лет, пока наша стоянка функционировала, мы исправно платили за аренду земли, - продолжает свой рассказ Галина Жигалина, - за свой счет поддерживали порядок на ее территории. И нам каждые пять лет автоматически продлевали срок аренды». Но в прошлом году чиновники отказались продлевать аренду. Все попытки жителей решить вопрос в префектуре и управе оказались тщетны. И скоро станет понятно почему.

«31 октября 2013 года на нашу стоянку приехали какие-то люди и стали утверждать, что теперь эта территория принадлежит им, - объясняет председатель. – На вопрос, как такое возможно, они показали нам копию договора безвозмездного срочного пользования нашим земельным участком с целью эксплуатации плоскостной автостоянки, заключенного еще в июне между Департаментом городского имущества города Москвы и ГКУ «Администратор московского парковочного пространства». А на следующий день они уже приехали с рабочими, снесли наш забор, установили свой шлагбаум и паркомат. Нам же они сказали, что мы здесь «никто», никаких прав на эту территорию больше не имеем. Чтоб вы понимали, ежемесячно на нужды нашей стоянки мы собирали по 800 рублей».

А две недели назад на встрече с заместителем префекта Олегом Поповым представитель «Администратора московского парковочного пространства» заявил инициативной группе автомобилистов со стоянки на Красностуденческом проезде, что теперь эта территория принадлежит ГКУ «АМПП» и стоимость услуг будет варироваться от 3200 до 5000 рублей.

ГОРЯЧЕЕ ЛЕТО 2014-ГО

То ли письма возмущенных жителей во все городские инстанции как-то охладили  пыл незваных гостей, то ли планы у захватчиков поменялись, но до весны 2014 года они на несколько месяцев исчезли из вида, оставив после себя полуразобранную стоянку с неработающим шлагбаумом и недоумевающих автовладельцев.

Но с мая атаки на гаражи и стоянки, и не только в Красностуденческом проезде, а по всему округу начались сновой силой. 27 мая 2014 года в Красностуденческом  проезде подъехал Hammer в сопровождении нескольких машин гуппы силовой поддержки. Вышедший из джипа человек представился Андреем Смирновым, руководителем  Фонда содействия реконструкции и благоустройства (ФСРБ). Запомните эту «Грозную» аббревиатуру. Смирнов заявил собравшимся автовладельцам, что он является представителем службы безопасности ГКУ «АМПП», а затем крепкого телосложения молодые люди в специальных разгрузочных военных жилетах с надписью «ФСРБ» начали выносить вещи из сторожки и взяли всю стоянку под свой контроль.

«Мы сразу же вызвали полицию, - говорит Галина Жигалина, - а пока их ждали, Смирнов объяснил нам, что за ним стоит сам Ликсутов (руководитель Департамента транспорта города Москвы), а тот в свою очередь выполняет личное распоряжение Собянина. И что нам не поможет никакой суд. Все под их полным контролем. И что наша стоянка не первая и не последняя в списке на снос в пользу ГКУ «АМПП». Очень скоро выяснилось, что Андрей Смирнов из странной организации под названием «ФСРБ» как в воду глядел. Приехавшая по вызову полиция не стала вмешиваться в конфликт, а спустя несколько месяцев молодчики из ФСРБ проявили себя на следующем объекте, намеченном для сноса.

ПОБОИЩЕ НА ДМИТРОВКЕ

Владелец гаража на 143-й стоянке на Дмитровском шоссе Лариса Мандрусова увидела объявление о сносе их гаражных конструкций случайно 15 сентября, на следующий день после очередных выборов мэра города, победу на которых одержал Сергей Собянин, и не поверила своим глазам. «Через пару дней наша инициативная группа пришла в Префектуру Северного округа, пытаясь понять, что происходит, - делится с «Совершенно секретно» Мандрусова. – Но чиновники усыпили нашу бдительность, сказав, что снос гаражей на совещании у префекта не обсуждался. Хотя мы слышали об окружных комиссиях, утверждающих какие-то списки на снос гаражей. Тем не менее 22 сентября мы подали заявление в суд о выдаче протокола окружной комиссии, на которой якобы и было вынесено решение о сносе. Ведь нам этот протокол никто из чиновников так и не показал. И начали спокойно ждать даты судебного заседания».

8 октября у гаражей появился бульдозер и рабочие с болгарками. Организованное инициативной группой автовладельцев дежурство не помогло. Сначала снесли въездные ворота, затем приступили к частичному демонтажу гаражных боксов. После короткого противостояния с автовладельцами бульдозер с рабочими ретировался, чтобы вернуться уже 23 октября с подкреплением. «И 8-го числа, и 23-го, и в последующий день жизни нашего гаражного кооператива – 30 октября, операцией по уничтожению нашей стоянки руководил сотрудник Управы Тимирязевского района Никита Майков, - говорит Лариса Мандрусова. – Мы видели, как Майков раздавал указания рабочим, его распоряжениям подчинялись люди в форме с надписью «ФСРБ», видно было, что и приехавшая по нашему вызову полиция знала, кто здесь главный». 

О Никите Майкове мы еще вспомним, как и поговорим о роли в этой истории начальника ОВД Тимирязевского района Олега Адама. А пока вернемся к бойне, которая произошла 30 октября на стоянке № 143 по Дмитровскому шоссе. Это была третья и финальная часть операции по уничтожению гаражей и в прямом смысле разграблению чужого имущечтва.

В этот день к гаражам подъехали уже три экскаватора во главе с Майковым, - вспоминает Лариса Мандрусова. – Они шли с двух сторон под прикрытием порядка 30 человек из ФСРБ. В ход с их стороны пошли газовые баллончики, огнетушители, камни и кулаки. Наши силы были, естественно, не равны. Из вскрытых гаражей все, что там лежало, забиралось и увозилось в неизвестном направлении. Если были машины, то их оттаскивали за территорию и бросали. Был даже какой-то раритетный автомобиль, я лично слышала, как тут же появившийся делец предлагал 100 тысяч рублей эвакуатору, чтобы раритет вывезли со стоянки».

Любопытная деталь. Не все владельцы гаражей знали о коварных планах столичных властей. Андрей Новоселов, представитель еще одной инициативной группы от стоянки «Ветеран 11» по Дмитровскому шоссе, которая также попала в черный список и перестала существовать сразу после феерической акции Управы Тимирязевского района 30 октября, рассказал историю одной семейной пары, которая в момент сноса 143-й стоянки находилась в отпуске и не знала о происходящих событиях. «У них в гараже, помимо четырех комплектов почти новых колес, находилось сложенное на хранение оборудование по упаковке орехов, - говорит Новоселов, - После сноса гаражей ни колес, ни оборудования они, вернувшись с отдыха, не обнаружили. Позже им намекнули, что имущество можно вернуть за «скромную сумму».

«Увидев весь этот беспредел, мы начали бить в колокола и звонить во всевозможные газеты, на радио и телеканалы, - снова подключается к беседе Лариса Мандрусова. – Камеры были с разных каналов. Но в эфир сюжеты об этом побоище так и не вышли». 

НА СНОС СТОЯНКИ ПОТРЕБОВАЛОСЬ ВСЕГО 10 ДНЕЙ

Гаражам на Лихоборской набережной, владение 6 (это все тот же Северный округ столицы) повезло меньше всего. На снос стоянки, организованной аж в 1959 году и внесенной во все городские кадастровые планы, чиновникам потребовалось всего 10 дней – с 6 по 16 ноября. Предыдущий горький опыт не позволил встать на защиту бесправных автомобилистов ни общественным организациям, ни муниципальным депутатам.

О решении окружной комиссии по сносу наших гаражей я узнала, как и все остальные, совершенно случайно, - рассказывает «Совершенно секретно» Татьяна Бочагова. – Увидела висевшее на столбе рядом с нашей стоянкой одинокое объявление. И сразу же пошла оценивать свой кирпичный гараж: независимая экспертиза оценила его в 500 тысяч рублей.»

Схема в этом, как и в ряде других случаев, чиновниками была применена универсальная. Сначала сокращение срока аренды земли под стоянкой с пяти лет до трех, затем до года, ну и наконец, окончательный отказ в продлении. А потом уже окружная комиссия принимала решение о самовольности построек и в сторону стоянки выдвигалась спецтехника.

«Никто уже у нас не сопротивлялся, - продолжает Татьяна Бочагова. – Вместе с экскаваторами приехали три машины с полицией во главе с начальником ОВД «Головинское».

Руководил сносом Дмитрий Поляков сотрудник Управы Головинского  района. 

Поляков нам сразу сказал, что спорить с ним и судиться бесполезно, что у них приказ и ни с кем они разговаривать не будут. Полиция стояла в оцеплении и не пропускала мужчин даже для того. Чтобы просто вынести свое имущество. Никакой описи, никаких актов, которые должны быть по закону, нам не дали».

ПОЧЕМУ СТОЛИЧНЫЕ ВЛАСТИ ПОЛЬЗУЮТСЯ УСЛУГАМИ ЛИЧНОСТЕЙ, БОЛЬШЕ ПОХОЖИХ НА «БРАТКОВ» ИЗ 1990-Х?

Первые сообщения о подвигах «Фонда содействия реконструкции и благоустройству» появились в прессе в районе 2008 года. Инциденты с участием крепких молодых людей в военной форме без опознавательных знаков в основном касались автостоянок, гаражей и «ракушек». То тут, то там, в разных районах столицы эти молодчики могли установить во дворе платную парковку и затем собирать с автомобилистов деньги. Могли без всяких согласований и решений суда снести гаражи и даже целый поселок. Основным их заказчиком в большинстве случаев выступают городские управы и префектуры, которым нужно быстро освободить ту или иную территорию, где пересекаются интересы властей и простых жителей.

«К людям приходят и говорят: давайте мы вам поставим, например, «арбузятники», место для парковки, огороженное решеткой и закрытое полупрозрачным пластиком, - объясняет адвокат Леонид Ольшанский. – Если посмотреть договор, он юридически безупречен: продажа изделия, уборка мусора, очистка территории, покраска. Но землю они не продают, они вообще не могут  этого делать, они же Департамент имущества. А потом они нанимаются к городу, к управе, в качестве подрядчика на снос имущества.

По Конституции снос происходит только по решению суда, с решением суда на руках и в присутствии судебного пристава. В Москве это делают без решения суда, на основании решения комиссии по самострою. То есть их гнилость заключается в том, что они продают и ставят пеналы, ракушки, арбузятники и так далее без оформления земельных отношений. Но юридически они не уязвимы, потому, что они и не давали договор на землю. Потом управа, не дожидаясь решения суда, начинает это все сносить, а полиция либо не участвует, либо оттесняет владельцев этих гаражей».

Удивительно, но со сменой чиновников в коридорах на Тверской 13, интерес к исполнителям грязных и деликатных дел не только не угас, а, наоборот, вышел на новый виток. Последний громкий инцидент с участием людей в черной форме с логотипом «ФСРБ» - снос гаражей в Северном округе столицы – лишнее тому подтверждение.

Разразившийся скандал привлек общественное внимание к «людям в черном». Выяснилось, что «Фонд содействия реконструкции и благоустройству» связан с Центральным казачьим войском и общественной организацией «Офицеры России». Одни и те же лица можно увидеть в местах сноса гаражей и на фотографиях с мероприятий «Офицеров России», где члены фонда появляются в казачьей форме. А в удостоверениях некоторых активных членов ФСРБ написано, что они входят в районное казачье общество «Юго-Восток».

Председатель президиума «Офицеров России» и член Общественной палаты Антон Цветков сразу же поспешил откреститься от возмутителей спокойствия: «Общественная палата открыта для всех. Мы не можем следить кто куда приходит, члены каких организаций. Казаки пусть сами следят, кто должен ходить в их форме, а кто не должен.

Меня интересует только одно – если кто-то совершал противоправные действия, то он должен за них ответить, вне зависимости от того, кем он является – прокурором, генералом или казаком.

В руководстве Центрального казачьего войска многочисленные инциденты с участием РКО «Юго-Восток» - а здесь и торговля казачьими удостоверениями, и рейдерство, и эпизод с патрулированием вокзалов, к которому многие казаки отнеслись неодобрительно, - вызывали массу возмущений. 8 ноября решением круга Московского окружного казачьего войска РКО «Юго-Восток» было выведено из состава ЦКВ «за раскольническую деятельность». Но это практически никак не сказалось на организации.

На появившихся в Интернете фотографиях одного из членов РКО «Юго-Восток» и ФСРБ зовут Станислав Воробьев. Он появляется в черной форме с логотипом «ФСРБ» на сносе гаражей на Дмитровском шоссе и в казачьей форме – на респектабельных мероприятиях «Офицеров России» в Общественной палате и Главном управлении МВД. Кстати, Воробьев и не скрывает своих отношений с городскими чиновниками. В одном из интервью он спокойно и уверенно объясняет свою роль в противостоянии с москвичаси: «Мы обеспечиваем поддержку решений местных исполнительных властей. Потому что ну что управа может сделать – ну пришлют участкового, ну пару пэпээсников в лучшем случае. Целое ОВД не могут согнать. У них и так сокращения, на преступления некогда выезжать, тем более на управские мероприятия, которые каждый день проводят. Го виноваты оказываемся мы. Нас тогда после 30 октября, до шести утра допрашивали, но ничего противозаконного в наших действиях не нашли».

ЧИНОВНИКИ ПРЕДЛАГАЛИ ДОГОВОРИТЬСЯ

Многочисленные свидетели сноса гаражных кооперативов с корреспондентом «Совершенно секретно» говорят и вовсе о странных вещах – некоторые чиновники, оказывается, предлагали им «решить вопрос» за «скромное» вознаграждение. «На одной из неофициальных встречь с представителями местных властей нам сказали, что гаражи могут и не сносить, но для этого нам необходимо перестать платить взносы в МГСА, а ежемесячно отстегивать по 80 тысяч рублей в месяц чиновнику префектуры и его «старшим товарищам». Мы были шокированы таким предложением и попросили время подумать. Организовали собрание участников нашей автостоянки, где единогласно приняли решение действовать по закону и написали заявление в полицию о вымогательстве», - рассказывает активистка, пожелавшая остаться неназванной, - а через несколько дней, после  того как было подано заявление, мы узнали, что гаражи вошли в список на снос.» Впрочем, насчет того, что правоохранительные органы с большим энтузиазмом ринутся «реализовывать» информацию о возможном факте вымогательства граждане не питают особых иллюзий. Поводом для пессимизма служит, например, странное поведение участника этих драматических событий - нач–льника отдела полиции ОВД Тимирязевского района Олега Адама. На многочисленных видеозаписях побоища на 143-й стоянке видно полное бездействие полицейского руководителя. Олег Адам постоянно кому-то докладывает по телефону обстановку на месте и не только не вмешивается в конфликт, а, наоборот, выступает поначалу в защиту людей в разгрузочных жилетах с надписью «ФСРБ». У большинства наблюдателей за противостоянием рядовых владельцев гаражей с московскими чиновниками возникает резонный вопрос зачем властям такая спешка по зачистке автостоянок? По одной из версий, это связано с тем, что 25 декабря зона платной парковки выходит за пределы Третьего транспортного кольца и, как говорят, как раз коснется Северного округа столицы.

Упустить возможность ловить рыбку в мутной воде чиновники на местах , обложившись вроде бы законными основаниями, никак не могут . И совершенно неважно, что один из оставшихся без своего гаража пенсионер, осознав свою полную беспомощность перед административной машиной, умер от сердечного приступа, а другой оказался в реанимации с инсультом, пытаясь защитить то немногое, что у него осталось в жизни.