Главная » О кооперативном движении » К. Симс. Аргентинский Иерусалим. "Мигдал", 1996, 2 с.

К. Симс. Аргентинский Иерусалим. "Мигдал", 1996, 2 с.

Кэлвин Симс

"Это одно из немногих мест в мире, где еврейская культура остается доминирующей, несмотря на то, что мы уже находимся в меньшинстве", - говорит Гильберт Розенталь, директор городского музея. "И, независимо от того, в каком месте Мойзесвиля вы находитесь, ясно видно, кто здесь был сначала".

В этом отдаленном поселке городского типа 2000 жителей и 4 синагоги. В пекарне продаются субботние халы и печенье, на фасадах многих зданий видны звезды Давида и надписи на иврите, а дети, играющие на улицах, употребляют идишистские слова... Но в Мойзесвиле - сельскохозяйственной общине, основанной европейскими евреями еще в XIX веке, осталось только 300 евреев. В свое время они прибыли сюда, спасаясь от погромов, свирепствовавших на бывшей родине, а деньги на переезд им выдавало Еврейское колонизационное общество (ЕКО), основанное бароном Гиршем. Сначала их было 830, но город очень быстро рос. Когда-то евреи составляли в Мойзесвиле 90 процентов населения (сейчас - не более 15), и их доля продолжает стремительно уменьшаться, так как большинство покидает пампасы, предпочитая искать образование и удачу в больших городах Аргентины.

Мойзесвиль, расположенный в плодородной провинции Санта-Фе, был местом рождения новой породы аргентин-ских ковбоев - еврейских гаучо, которые познакомили страну с новыми зерновыми культурами и начали создавать первые в Аргентине агрокооперативы. Еврейские иммигранты учились быть наездниками и пастухами, учились самостоятельно защищаться от непрошеных гостей, и при этом они строили синагоги, библиотеки и культурные центры, в том числе еврейский театр, в котором гастролировали со спектаклями на идиш труппы из Европы и Соединенных Штатов.

Сейчас некоторые из еврейских гаучо все еще объезжают пастбища, но большинство земель, окружающих Мойзесвиль, проданы неевреям, а участки, все еще находящиеся в еврейской собственности, обрабатываются другими людьми, и все же нигде наследие еврейских ковбоев не укоренено так глубоко, как здесь. В Мойзесвиле по-прежнему все закрыто в дни еврейских праздников, хотя лишь немногие из живущих здесь празднуют их. Библиотека заполнена книгами на идиш и иврите, и некоторые нееврейские жители города все еще помнят молитвы и благословения, которые они слышали в юности.

"Годы спустя после смерти последнего еврея Мойзесвиля местные жители будут продолжать кушать гефилте фиш и отмечать Йом-Кипур", - говорит 76-летний Пабло Трумпер, бывший школьный учитель, внук одного из основателей города.
Омар дель Бено, первый мэр города - нееврей, говорит, что ныне большинство горожан - католики (как и по всей Аргентине), но город все еще помнит большинство еврейских традиций, "потому что мы с этим выросли и к этому привыкли. Мы настолько к этому близки, что большинство горожан даже не думает, еврейское это или нет, - говорит дель Бено. - Мы просто в этом живем".
Хотя Аргентина печально прославилась, открыв после Второй Мировой Войны свои двери для нацистов, в конце XIX - начале XX веков местные власти приветствовали переселение туда большого числа евреев. Тогда же, при поддержке французского барона Гирша, купившего земли в провинции Санта-Фе, русскими евреями в 1889 году был основан город, названный в честь барона-благодетеля - Морица (Моше) де Гирша - Мойзесвиль.

По словам Аны Вейнштейн, директора буэнос - айресского Центра Информации и Документации им. Марка Туркова, местные жители учили еврейских поселенцев выживать в новом мире и работать на этой земле, а гости, в свою очередь, познакомили Аргентину с рисом и подсолнечником и основали первые сельскохозяйственные кооперативы в Аргентине.

"Евреи, приехавшие из России, привезли с собой социалистические идеи, и поэтому они создавали кооперативные хозяйства, - говорит госпожа Вейнштейн. - Но они отличались от израильских киббуцев тем, что здесь люди не делили прибыль поровну. Они объединяли свои средства для покупки семян и инвентаря, но доходы делились согласно заработку".

С момента создания местные кооператоры привлекали всеобщие внимание, и в мойзесвильском музее хранятся письма со всех концов страны, с просьбами поделиться опытом.

Сейчас в Аргентине проживает самая крупная еврейская община Латинской Америки: 200 или 300 тысяч человек. Большинства из них коснулась ассимиляция, но после взрывов израильского посольства и еврейского культурного центра Буэнос-Айреса, случившихся в начале 90-х годов, многие аргентинские евреи начали совершать ежегодные пое-здки в Мойзесвиль, "к своим корням".
"Это подобно путешествию в Израиль, - говорят они, - только это гораздо дешевле, быстрее и ближе к дому. А еще тут можно отдохнуть от бешеного ритма и антисемитизма больших городов".

Но, вообще-то, только одна из четырех синагог города открыта, и даже она не имеет постоянного раввина. Еженедельные службы часто отменяются из-за отсутствия миньяна. Есть, конечно же, и еврейское кладбище, насчитывающее 5 000 захоронений. Большинство еврейских жителей города - старше 50 лет, дети в еврейских семьях рождаются не чаще одного раза в 3-4 месяца. Еврейские студенты, хотя и испытывают гордость от пребывания в первом еврейском городе Аргентины, все же уезжают учиться в большие города.
Похоже, что Мойзесвиль умирает, но, как говорит 92-летняя Фанни Трупер, родившаяся в этом городе, "это был город, полностью свободный от антисемитизма, это был город, где все были евреями - доктора, адвокаты, мэр, и никто не смотрел на нас свысока. Это наиболее важное место для евреев Аргентины, и мы обязаны его сохранить".

P.S. Эта статья была написана в середине 1996 года, когда Аргентина была богатой и процветающей. События последних месяцев вновь ввергли эту страну в пучину экономического хаоса, и похоже, что многие аргентинские евреи уедут на историческую родину. А значит, у Мойзесвиля, столицы аргентинских еврейских ковбоев, почти нет шансов остаться еврейским.


Перевод с английского Б. Капулкин
Напечатано с любезного разрешения редакции журнала "Мигдал"