Главная » Московская гофманиада А.В. Чаянова » А.В.Чаянов. История парикмахерской куклы, или Последняя любовь московского архитектора М. » Тайна понемногу разъясняется - А.В.Чаянов. История парикмахерской куклы, или Последняя любовь московского архитектора М.

Тайна понемногу разъясняется - А.В.Чаянов. История парикмахерской куклы, или Последняя любовь московского архитектора М.

Тайна подобна замку,
ключ от которого потерян.

Эдгар По

Директор-распорядитель фирмы "Папенгут и сын в Гейдельберге" оказался откормленным немцем лет на сорок пять и держался весьма важно и снисходительно.

Владимиру пришлось выслушать ряд сентенций о значении восковой скульптуры, о "Флоре" Леонардо да Винчи, хранящейся в Берлине в Кайзерфридрихмузеуме и стоящей на торговой марке фирмы Папенгут, о педагогическом значении паноптикума, столь мало оцениваемом государственными деятелями Европы, и только в конце концов ему было сказано, что, судя по предъявленному счету, Жозефу Шантрену была продана бракованная партия, так как в счете не проставлены №№ моделей, и что для определения содержания изображения необходимо представить саму "скульптуру". На этом аудиенция окончилась, и на другое утро к воротам фабрики "Папенгут и сын в Гейдельберге" стремительный таксомотор, шурша по гравию шоссе, привез Владимира с его драгоценным ящиком.

Освобожденные от бумаги рыжеволосые медузы горгоны блеснули на солнце своими бронзовыми косами, и глубокий взор снова упал в самую глубину души московского архитектора.
Воцарилось молчание. Казалось, сам директор был поражен изделиями своей фабрики. Он надавил кнопку звонка и велел вошедшему груму позвать мистера Пингса, заведующего монтажной мастерской.
"Ведь это - те самые, мистер Пингс?" -обратился директор к вошедшему сухопарому американцу.
"Да, несомненно, те самые, шеф",- ответил Пингс и открыл книгу заказов, которую директор передал Владимиру.
"Сестры Генрихсон, близнецы из Роттердама, 18 лет, показаны во многих цирках Старого и Нового света. В Париже в Цирк де Пари, в Лондоне в Пикадилли-Музик-Холл, сняты скульптурным мастером Ван Хооте в Гейдельберге ".
Директор дал Владимиру списать в блокнот написанное и, закрыв книгу, добавил:
"Благодаря этой скульптуре мы лишились лучшего из наших мастеров. Когда нам стал известен этот феномен и его содержатель, будучи в Гейдельберге, предложил нашей фирме исключительное право репродукций за 2000 марок, то мы, ценя экстраординарность феномена, согласились заплатить означенную сумму и послали для съемки лучшего своего мастера - Ван Хооте.
Однако несчастный голландец, не имевший достаточной уравновешенности, воспылал неестественной страстью к одной из сестер Генрихсон и, окончив скульптуру, повесился".
Когда Владимир спускался по лестнице из конторы фирмы "Папенгут и сын в Гейдельберге", у него кружилась голова.