Главная » О кооперативном движении » Ю.М.Миченко. Кооперация и жизнедеятельность в малых поселках. "Экономическая жизнь Дальнего Востока"

Ю.М.Миченко. Кооперация и жизнедеятельность в малых поселках. "Экономическая жизнь Дальнего Востока"

Ю.М. Миченко
Дальневосточная народная академия наук, г.Хабаровск

Геополитическая роль Дальнего Востока, его сырьевая основа и политическая, экономическая подчиненность Центру в условиях рыночной переориентации планового хозяйства многократно усугубили и без того трудное положение человека, создали условия для бесконтрольной хищнической эксплуатации природных ресурсов региона.

Происходящие в нашей стране процессы только условно можно представить как изменения в экономике. На самом деле речь идет о глубокой социально-политической трансформации.

Трансформационный спад имеет свои особые отличия, несовпадающие с циклическим или стабилизационным сокращением производства. Прежде всего мы имеем дело с такими явлениями как:

- замещением государственной собственности частной или корпоративной;
- изменением размерной структуры предприятий за счет резкого увеличения мелкого и среднего бизнеса;
- дефицитом экономической, правовой координации, поскольку разрушение плановых механизмов не компенсируется формированием новых рыночных регуляторов.

Ситуация в обществе в этот период характеризуется нестабильностью, конфликтами, остротой социального напряжения. Понятия "рыночная экономика", "демократическое общество" слишком общие и только тогда приобретут смысл, когда будут наполнены конкретным содержанием.
Поэтому процесс проведения реформ должен сочетать идеологические, стратегические и тактические задачи как на макро -, так и на микро - уровнях, предполагающий определенные сдвиги в общественном сознании, сопровождающийся созданием новых институтов, компетенцией кадров, созданием определенных приоритетов для решения тех или иных задач и т.д.

Анализ тенденций, существующих факторов и процессов развития малых поселков в условиях глубокого трансформационного спада позволяет сделать следующие выводы:

1. Реформы, проводимые "сверху", не дают положительных результатов для территории и ее населения. В хозяйственной, социально-экономической практике поселков во многом сохраняются тенденции, сложившиеся в плановой системе в соответствии "сверху вниз".

2. Децентрализация экономики без соответствующего изменения демиератического пространства, законодательной базы привела к потере управляемости со стороны государственных и отраслевых структур, вследствие чего происходит хищническая эксплуатация природных ресурсов и местного населения.

3. Отмеченные выше тенденции вызывают разрушение социальной, производственной базы поселков, сокращение рабочих мест, падение деловой активности и последующий отток населения, нарастание экологических проблем, связанных с нарушением природопользования, и утрату надежд на будущее у жителей, - вот лишь некоторые проблемы приходящих в упадок поселений.
Процветание малых поселков, базирующихся на одном или двух пригодных для продажи ресурсов, могло длиться некоторое время и в условиях командно-отраслевой системы. Однако с исчерпыванием основных ресурсов поселки административным путем объявлялись неперспективными. Перемещалась отрасль, уходили люди, умирали поселки.

В условиях рыночной экономики дело обстоит несколько иначе. Нормальной реакцией на упадок будет привлечение новых производств, поиск любых новых видов бизнеса, которые, возможно, имели бы намерения переместиться сюда. Однако бизнес редко настроен вкладывать деньги в решение чужих проблем. И даже если удастся привлечь к себе инвесторов, цена за это может быть слишком велика: отчуждение территории, инфраструктуры, усиление эксплуатации местного населения, халатное отношение к природе и т.д., что в конечном счете оборачивается чистыми потерями для территории и ее жителей.
Этот вывод подтверждается примером малых поселков лесозаготовителей района им. Лазо Хабаровского края. Акционирование государственных леспромхозов привело к перераспределению объемов лесозаготовок в сферу деятельности негосударственного сектора экономики. На сравнительно небольшую территорию, привлекательную с точки зрения заготовки древесины, пришли десятки новых лесопользователей в виде предприятий, имеющих в основе своей организационно-правовую форму, направленную на получение прибыли, т.е. на эксплуатацию капитала, что в условиях не отрегулированного рынка приводит к необратимым последствиям. Это, например, варварские лесозаготовки, полное пренебрежение правилами лесопользования, экологический ущерб (Приамурские ведомости" № 98(1042) от 20 июня о предприятии "Сапсан"). Естественно, что пользы от такой деятельности не получит никто. Ущерб же для территории и проживающего там населения может быть невосполнимым.

Где же выход? Возможно ли возрождение и процветание малых поселков? Да, возможно. Концепция авторского коллектива на этот счет изложена в проекте "Территория особого природопользования района им. Лазо Хабаровского края". Предлагаемая модель основывается на принципах так называемого устойчивого развития, когда развитие не эквивалентно росту. В мире существует достаточно много примеров экономического развития без роста дающих экономическое благосостояние за счет, например, более полного использования существующих ресурсов.

Обратимся к тому же лесопользованию: ни одна из лесозаготовительных подотраслей (лесная, лесозаготовительная, охотничья) и другие субъекты, ведущие деятельность на лесных площадях, не использует богатейшее биологическое разнообразие дальневосточной тайги, на основе которого возможно создание комплексной системы рационального природопользования, учитывающей экономические интересы местного населения. По данным некоторых ученых (Дюка-рев В.Н. ДВО РАН), при использовании леса только на основе рубки извлекается лишь 25 % биомассы. Общий размер сбора ягод, например, составляет всего 11 % от расчетного сбора (Сухомиров Г.И., Из-моденов А.Г. : "Экономическая жизнь Дальнего Востока" N4-5, 1995 г.). Не используется большинство видов недревесных ресурсов. Следовательно, в этом ресурсе заложен один из резервов развития самой территории и ее жителей.

Другой вопрос, существуют ли возможности людского ресурса. При уровне официально зарегистрированной безработицы до 20 % на территории вопрос отпадает сам собой. Проблема состоит в другом. В форме участия населения в хозяйственной деятельности. Российский и международный опыт дает ответ и на этот вопрос.
Все предприятия можно условно разделить на две группы. В первую относятся государственные, частные, а также предприятия, принадлежащие акционерным обществам. Имущественные и трудовые отношения работников этих предприятий никак не связаны. Все работники являются наемными.
Вторая группа - это предприятия, где имущественные и трудовые отношения работников неразрывно связаны. Это мелкие предприятия сферы обслуживания, небольшие магазины, ремесленные мастерские, фермерские хозяйства, кооперативы, не использующие наемный труд, и предприятия, являющиеся собственностью работников.

Часть активного, трудоспособного населения тех же малых поселков занята по-прежнему в государственных или муниципальных структурах власти, управления, социальной сфере. Другая часть продолжает работать в бывших леспромхозах, ныне акционерных обществах. Все это наемные работники.
Предприятий, владельцами которых являются одновременно и работники, в рассматриваемом районе практически нет.

Лесопользователи, возникшие после акционирования леспромхозов, относятся к предприятиям капиталистической направленности, использующим наемный труд, причем в большинстве своем это не местное население.

Поэтому рассматривать занятость активного местного населения можно, например, в двух вариантах:

- население вынуждено будет продавать свой труд на производственных предприятиях первой группы, зачастую за низкую плату;

- население организовывает хозяйственную деятельность на базе предприятий второй группы, имеющих трудовую основу.

Конечно, в чистом виде такое абстрагирование достаточно условно, и фактически занятость населения будет присутствовать в разных организационно-правовых формах. Однако нас должно интересовать наиболее-предпочтительное соотношение занятости, которое бы отвечало интересам местного населения и сохранению природы.

С отменой Закона РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности в РСФСР" и вводом в действие с января 1995 г. Гражданского кодекса Российской Федерации вновь появилась законодательная база трудовых организаций, т.е. предприятий, которые мы отнесли выше ко второй группе, как основе кооперативного движения.

Кооперативное движение в России прошло сложный путь. В начале века русская кооперация по размаху своего движения была первой в мире. Имелись определенные успехи в Советском периоде. В 20-50 -ые годы через потребительскую кооперацию шла реализация до 50-70 % основных потребительских товаров, производимых промышленностью, бурно развивались производственные кооперативы, кооперативная промышленность. Большие обороты совершал Центросоюз, приобретая товары из первых рук.

Что касается лесного дела на Дальнем Востоке, то оно также начиналось с лесных артелей, которые до организации в 1926 году государственного предприятия Дальлес, успешно занимались заготовкой и воспроизводством леса.

С середины 50-х годов государственная политика "неполноценности" кооперативного движения привела к подчинению его административно-бюрократическому аппарату, извращению его принципов и постепенному свертыванию.

Сегодня историческая ситуация дает шанс развития, на новом качественном уровне. В первую очередь, естественно, это будет касаться малых территорий, где сегодня население оказалось в наиболее худшей социально-экономической ситуации. Реабилитация кооперативного движения, восстановление его принципов, новые формы кооперативной работы в различных направлениях могут стать основой возрождения малых населенных пунктов.