Главная » Работы участников ДВАСКД » С.Г.Хандурин. Там, где рождается свобода. “Дальний Восток” » Заморское Диво. Там, где рождается свобода.

Заморское Диво. Там, где рождается свобода.

Что же нам мешает устроить у себя Русскую "Калифорнию", тем более что когда-то форт Росс соседствовал с Сан-Франциско и был частью Российской Империи? Ответ на этот вопрос можно найти в книге Дэниеле Бурстина "Американцы: национальный опыт". Оказывается, что у нас, в отличии от жителей США, совсем иной национальный опыт.

Автор указанного произведения показывает, как шаг за шагом переселенцы из старого света создали совершенную государственную систему, удачно сочетающую сильное самоуправление и эффективную федеральную власть.

Удаленность от метрополиии отсутствие сильных противников на Северо-Американском континенте ставило колонистов уникальное положение, когда, с одной стороны, почти все вопросы жизни территории нужно было решать населению сообща, а с другой стороны, просторы континента - океана, манившие людей, не давали возможность осваивать их в одиночку. Тридцать британских колоний выступили против королевской власти в качестве самостоятельных государств-штатов, которым в последствии предстояло объединиться для решения неких общих, существенных для них, задач. Довольно долго существовала точка зрения о временности союза штабов и только гражданская война Севера с Югом поставила все "точки над и". Сопротивление продвигающимся на Запад и создающим новые штаты переселенцам было такого свойства, что одинокого путешественника ожидала почти верная гибель, однако мощи централизованного государства для поддержки переселения не требовалось.

Среди переселенцев быстро находились организаторы и устанавливался приоритет общины. Большинство промыслов предприимчивых янки требовало, по преимуществу, артельного труда. Достаточно подробно Дэниел Бурстин это показывает на примере жизни золотоискателей. Задолго до появления в осваиваемых территориях регулярной армии, полиции и всевозможного чиновничества люди сами поддерживали порядок, а если нужно, то чинили суд и расправу над всяким кто смел покушаться на устои общественной жизни. Почти всегда случалось так, что государственные органы лишь фиксировали уже сложившиеся порядки. К этому необходимо добавить, что динамичность американской жизни приводили к уравниванию всех групп и сословий общества. Услуги транспорта, общественного питания, гостиничного хозяйства того времени были таковы, что ни кому, ни за какие деньги не удавалось подчеркивать свой титул, звание, богатство и т.п. ни в одежде, ни в чем либо ином.

Все выше указанное и привело к тому, что, с одной стороны, американцы ощущали себя гражданами конкретного штата и не желали поступиться ни на йоту своими коренными правами, а с другой стороны, будучи людьми практичными и не имеющими устойчивой привычки к чинопочитанию, они достаточно легко делегировали федеральным властям те права, реализация которых в одиночку представлялась им обременительной.

В самых общих чертах именно такое положение вещей зафиксировано в законодательных и нормативных актах США и в структуре государственных органов этой страны, включая конгресс, сенат, администрацию Белого дома, строго стоящих на базе знаменитой Конституции США и Декларации прав человека.

Без тени преувеличения можно сказать, что Соединенные Штаты Америки имеют в своем основании целое море общественной жизни и именно это позволяет такой громадной стране без особых потерь переживать иногда очень непростые времена.

Один из главных вопросов, без ответа на который невозможно понять почему это море до сих пор не обмелело, можно сформулировать так: "Что представляют собой те родники, которые беспрестанно его питают и не кроется ли их секрет в старых добрых европейских традициях?"