Главная » Работы участников ДВАСКД » С.Г.Хандурин. Там, где рождается свобода. “Дальний Восток” » Страна рабов, страна господ. Там, где рождается свобода.

Страна рабов, страна господ. Там, где рождается свобода.

Жизнь, заложенная на северо-востоке, всецело сказалась в Москве. С XV столетия, когда все другие славянские народности оживают, когда у поляков, хорватов, сербов, украинцев, белорусов начинает зарождаться народная литература, в Москве открывается период упадка русской народности.

Грамотность, просвещение, словесность, искусство, добрые международные отношения, возникшие некогда в Киеве в XII веке, в Москве погибли. Указание на это можно найти в решениях Стоглавого собора 1551 года, который констатировал ужасающую безграмотность даже московского духовенства.

Русская Правда, взлетев на небеса, сменилась в Москве Шемякиным судом и Московской волокитой. Мужи, княжеские думцы, перейдя в помещиков (с 1499), писались теперь холопами, а свое старинное имя мужей отдали всему народу, получившему имя мужиков.

Для того, чтобы понять некоторые источники произошедших изменений, полезно вспомнить замечания Карамзина о явных следах татарщины в характере русского населения, а также в его обычаях и языке. Исследование памятников истории и языка, совершенные трудами русской Академии наук, жизненный опыт и достаточное развитие самопознания успели уже высветить ряд элементов, вышедших в состав в Московской жизни. Стоит проследить день за днем возникновение и историческое развитие народных учреждений и тогда откроется, что татарщина сказалась у нас не в одном лишь случайном заимствовании татарских слов, но и в заимствовании некоторой доли самой татарщины; что эти заимствованные слова были полным выражением того зверства диких татарских орд, которых сменилась правда, выработанная народом.

Татарщина откроется когда история расскажет нам смену древней русской одежды на ту татарскую, которая покрывала наших предков с головы до ног: башмак, армяк, зипун, кафтан, башлык, колпак, клобук и т.д.; когда увидим, как "правда по закону святу" вытесняется битьем и ругательствами, унаследованными от татар и живущих доселе в словах нам уже близких и родных: дурак, кулак, кулачное право, кандалы (кайданы), катать, башка, карга и т.д.; когда узнаем как в русские обычаи входит: казна, казначей, караул, сундук, сарай, ям (откуда ямщик), ералаш, харч (откуда харчевня); обращение права в правеж, заимствованный от татар, установление ярлыков, чинов, чиновников, тамги (откуда таможня), и наконец кабака, сменившего корчму.

Ошибкой было бы, если б мы все влияние монгольского востока ограничили одним лишь временем татарского ига. Влияние это началось в незапамятной старине и продолжалось в течении всего периода жесткой борьбы русского племени, с дикими ордами, напиравшими с востока. В это время вошли в русскую жизнь кнут - орудие казни, и ура, что у монголов значит - бей, колоти, а у нас возглас народной радости. Волны жестокости и насилия с особой силой нахлынули на русскую землю в XVI веке с нашествием казанских, астраханских и сибирских князьков и царевичей, которые предложив свою услугу Московскому царству и поженившись на русских боярышнях, сделались как бы оберегателями русской земли. Один из них, Семион Бекбулатович, был даже великим князем всея Руси, а другой, Годунов, царем. В этих условиях перед татарщиной отступали даже обычаи церкви, позволявшие некрещенным мурзам чинить суд и расправу над православными. В это время появился и кабак - место для продажи водки, которая открытая арабами именно с XVIвека делается известной на Руси.

Арабский ученый по имени Рагез, родившийся в 860 году, живший и работавший в Багдаде, первый указал способ приготовления алкоголя из очищенного негашенной известью винного спирта. В XIII веке водка является в Европе и до XVI века употребляется как лекарство, предназначенное для продажи в аптеках. С 1330 года она известна в южной Германии, в 1460 году в Швеции, в конце XIV века (1398) от гекуэзцев, торговавших с Переяславом, переходит в южную Русь, и затем в первой половине XVI века распространяется по всему северо-востоку. Хлебное вино, при первом появлении своем в Европе, названо было водою жизни. Отсюда пошло сербское название водица и русское водка.

У татар кабаком назывался постоялый двор, где продавались кушанья и напитки. В 1545 году войско Ивана Грозного сожгло в Казани Кабацкие врата и все ханские кабаки. Воротившись из под Казани этот царь построил для опричников особый питейный дом, который назвал по татарски кабаком, а потом насадил эти заведения по всей стране. Мы знаем, что у греков и римлян, у германцев и даже у татар - везде питейные дома были в то же время и съестными домами. такова была и славянская корчма, где народ кормился. По велению же Ивана IV© на Руси стали возникать дома, где можно только пить, а есть нельзя. Чудовищное появление таких питейных домов отзывается на всей последующей истории народа.

Почему в принципе кабаки не только стали возможны в России, но и заполонили ее всю, а водку великороссы стали почитать за единственный исконо-русский напиток? Чтобы ответить на этот вопрос необходимо понять, что кабак это не столько питейный, сколько доходный дом, причем дающий не столько высокие, а поистине умопомрачительные прибыли. Там не было как в корчме условий для отдыха, веселья и общения. В нем нельзя было переждать непогоду, он не давал пищу ни уму, ни сердцу, ни даже желудку, но "высасывал" из народа последние живительные силы, подрывал его физическое и нравственное здоровье. Осознав же суть этого адского изобретения можно безошибочно сделать вывод о том, что понадобилось оно власть придержащим господам, для того, чтобы вольных и свободолюбивых хлебопашцев окончательно превратить в презренных рабов. Именно поэтому главными вдадельцами кабаков были казна, члены царствующей фамилии, бояре и, как это ни прискорбно, духовенство.

Западные монастыри, заводя общины и возделывая громадные пространства пустых земель, проводили в жизнь знание и цивилизацию. Культура винограда, получившая впоследствии громадное экономическое и социальное значение, обязана своим существованием монахам. Таким образом, западный монастырь призывал к труду целые массы народа и примером монаха проводились в жизнь полезные знания и образование. Русские же монастыри пошли другим путем: барщина крепостных, подати, оброки и кабацкий промысел. А так как именно водка давала наибольший барыш, то народ столетиями приучали именно к ней. Отсюда люди стали забывать славянские напитки - квас, мед, а информация о вине и напитках других стран от них всячески скрывалась. В сознании же трудящихся накрепко укоренилось, что выходец из Арабского Халифата, чужестранец, проторивший к ним путь через Германию, Италию, южнославянские степи, а также имеющий по сути заморского название и есть их родной национальный напиток, который наверняка родился вместе с русским народом и без которого этому народу не жить.

Царская власть любыми путями пыталась показать, что монополия винной торговли нужна не только для пополнения казны, но и для отрезвления народа, который того и гляди безстенической заботы господ совсем сопьется. Каково же было удивление чиновной братии, когда в середине XIX века более чем в тридцати губерниях России трудящиеся взяли на себя обет трезвости. это движение охватило и Санкт-Петербург, где от водки отказались плотничьи артели. Властям ничего не оставалось делать как всячески убеждать людей снова пить водку. В трудах И.Г.Прыжова приводится множество примеров. И это является лишним доказательством того, что нравственные силы© и желание взять свою судьбу в собственные руки у народа все таки остались не смотря ни на что. А в этом и объяснение тех фактов в истории, когда россиянами неоднакратно проявлялась способность к самоуправлению и залог того, что путь к благополучию лежит именно через его реализацию в будущем.