Главная » Московская гофманиада А.В. Чаянова » Путешествие - А.В. Чаянов

Путешествие - А.В. Чаянов

Автор книги, представляемой вниманию читателей, крупный русский ученый, экономист и аграрник Александр Васильевич Чаянов, известный ныне специалистам многих стран благодаря своим оригинальным научным концепциям по эволюции сельского хозяйства. Данный труд, не входя в число его научных работ и являясь произведением художественным, нельзя понять и оценить вне научной деятельности А.В. Чаянова. Ибо цель автора, принявшего псевдоним Ив. Кремнев, заключалась как раз в том, чтобы изложить некоторые принципиальные моменты своей научной концепции и заглянуть в будущее России. Для этого им была выбрана форма утопической повести.

Утопия - жанр в литературе особенный. Это фантастика, рисующая мир совершенный, идеальный если не в целом, то хотя бы в основных, с точки зрения художника, чертах. А.В. Чаянов видит себя продолжателем традиций великих социалистов-утопистов прошлого: недаром начинается эта сказочная повесть с обращения Алексея - героя книги - к их наследию, к их идеям. Да, как и они когда-то, мечтает автор об идеальном обществе людей, свободном от эксплуатации человека человеком, социальной несправедливости, об обществе разума и равенства, свободы и братства.
Но была еще одна - и немаловажная! - причина, по которой именно в утопические одежды обрядил свою повесть автор. Утопическая сказка - это своего рода эзоповский язык, позволяющий высказать то, что невозможно осуществить другими, обычными средствами, то, чего в силу разных причин А.В.Чаянов не мог сделать как ученый и общественный деятель.

В "Путешествии" описывается Россия 80-х гг. XX в. Действие разворачивается в Москве в 1984 г. Это уже наше прошлое, и, прочитав повесть, не составит большого труда установить, насколько сбылись мечты и оправдались предвидения автора. Мы же попробуем разобраться в системе его взглядов, научных и общественно-политических, надеясь, что такой анализ окажется полезным при попытке оценить достоинства книги.

В "Путешествии" А.В.Чаянов обратился к проблемам, волнующим его уже долгие годы. Именно задача "аграрного устроения" русской деревни должна была занимать ведущее, по его мнению, место среди всех задач будущего строительства новой России. От правильного ее разрешения завесело дальнейшее экономическое и политическое развитие страны. Что ж, эта позиция ученого была совершенно справедливой: Россия тех лет - страна аграрная, 76% населения занято в сельском хозяйстве, а уровень благосостояния граждан, как это было отмечено еще предшественниками А.В.Чаянова - экономистами XIX в., в значительной степени определялся состоянием сельского хозяйства, а точнее, его наиболее важной отраслью - земледелием. Естествен поэтому интерес А.В.Чаянова к судьбе сельского хозяйства. А.В.Чаянов предполагал, что строительство новой жизни в российской деревне будет весьма сложным: народнохозяйственная жизнь, говорил он, развивается сообразно своим законам, не зависящим от воли человека. И для того, чтобы не обрекать себя на тяжелое разочарование, следует сначала познавать основные законы экономического развития, и только потом, в соответствии с ними строить и отношения между людьми. Именно так, а не наоборот! При этом важно не забывать, что далеко не все в хозяйственном строе государства подчиняется воздействию человеческой воли. В каждом социальном явлении, уверен А.В.Чаянов, всегда существуют два начала: стихия и разум. Стихийное развитие совершается по своим законам, которые люди могут познать, но бессильны изменить. Другим началом является организованный общественный разум. Однако при столкновении его с законами стихийного развития он далеко не всегда выходит победителем. Наиболее ограничено его влияние в области народнохозяйственной жизни, ибо здесь, утверждал ученый, поток стихийного развития особенно мощен и слишком незначительно поддается влиянию рационализма.

Что же делать, чтобы все-таки разрешить аграрную проблему? У А.В.Чаянова имелась четкая система воззрений по этому поводу. Прежде всего необходимо вникнуть в природу земледельческого производства и выросших из нее экономических отношений. Следующим шагом должно быть установление теоретических критериев, с точки зрения которых следует оценивать характер и успех развития. Важнейшими критериями могут быть прогрессивное развитие производительных сил и наиболее равномерное распределение национального дохода между всеми трудящимися, участвующими в его производстве. Затем при помощи этих критериев, полагал А.В.Чаянов, надлежит вскрыть недостатки существующего аграрного строя и разработать такие его формы, которые не противоречили бы стихийному развитию народнохозяйственной жизни и в то же время были бы лишены его существенных недостатков. Только на этой основе и можно разрабатывать ряд необходимых государственных и общественных мероприятий, призванных воплотить в жизнь намеченные планы. Именно так и действует А.В.Чаянов как ученый и как автор крестьянской утопии.
Таковы методические подходы, принятые А.В.Чаяновым при анализе развития сельского хозяйства. Основываясь на них, он приходит к выводу, что во главу угла аграрного строительства России должно быть положено трудовое кооперативное крестьянское хозяйство и ему должны быть переданы земли. А.В.Чаянов внимательно исследует вопрос о том, является ли трудовое крестьянское хозяйство, в котором все работы совершаются "силою самого хозяина и его семьи, столь же мощной и совершенной организацией, как и крупное капиталистическое хозяйство", в котором основной рабочей силой является наемный рабочий.

Ученый констатирует, что при прочих равных условиях хозяйство крупное имеет ряд преимуществ перед хозяйством мелким. Это -основной экономический закон, признает он, и была бы нелепостью его отрицать. Однако действие этого закона в разных отраслях народного хозяйства проявляется с разной силой. Наиболее эффективно его действие в промышленности, там, где существует возможность сконцентрировать производство в пространстве, где можно десятки тысяч лошадиных сил свести к одному паровому двигателю, тысячи рабочих поместить под одной крышей. Этим создается огромная экономия и значительно снижается себестоимость продукции. В сельском же хозяйстве преимущества крупного хозяйства перед мелким крайне незначительны. Так, в земледелии высокая степень концентрации производства заведомо немыслима, ибо в основе земледельческого труда лежит использование человеком солнечной энергии, падающей на поверхность земли и дающей жизнь растениям. И как невозможно собрать солнечные лучи, падающие на 100 десятин, на поверхность одной десятины, так и невозможно здесь провести концентрацию в пространстве. Кроме того, продолжает исследователь, любое сельскохозяйственное предприятие неизбежно занимает немалое пространство, по которому приходится передвигать работников, животных, машины, удобрения, полученные продукты. Чем больше хозяйство, чем обширнее его обрабатываемая площадь, тем больше продуктов и на большие расстояния будет перевозиться. Чем выше будет стоимость внутрихозяйственных перевозок, тем выше будет себестоимость единицы продукта. Чем интенсивнее будет вестись хозяйство, чем глубже и тщательнее будет обрабатываться пашня, чем больше будет ухода за культурами, тем выше будет себестоимость продукта. В результате, заключает А.В.Чаянов, нередки случаи, когда при росте интенсификации производства крупные владельцы были вынуждены дробить свои поместья на ряд отдельных хозяйств. Таким образом, делает вывод ученый, сама природа земледельческого производства ставит естественный предел укрупнению сельскохозяйственных предприятий. В результате рассмотрения вопроса об оптимальных размерах земледельческого предприятия А.В.Чаянов делает выбор в пользу мелкого и среднего крестьянского хозяйства.
А.В.Чаянов так же внимательно анализирует те области, в -которых проявляется определенное превосходство крупного земледельческого производства над мелким. Их можно свести к сфере сношений с внешним миром, развитию рыночных связей, внедрению сложных машин и использованию агрономической науки в лице приглашенных агрономов-специалистов для проведения специальных занятий и консультаций для крестьян. Однако кооперативная практика, считает А.В.Чаянов, ясно показывает, что все эти преимущества вполне можно сделать достоянием и мелких' крестьянских хозяйств. Авторитет его суждений очень высок: А.В.Чаянов в эти годы - крупнейший в стране специалист по проблемам кооперативного движения, собравший и проанализировавший громадный фактический материал по 12 странам, в том числе России, Франции, Англии, Японии, США. На основе серьезного научного анализа им делается вывод о весьма значительных возможностях сельскохозяйственной кооперации в подъеме производительных сил деревни. Эти выводы, безусловно, важны для понимания научной концепции А.В.Чаянова, его гражданской позиции, для оценки того, как формировалась система представлений о путях развития России, развернутая им в крестьянской утопии.

Большое внимание он уделял крестьянской семье, как одному из главнейших факторов, определяющих организацию крестьянского хозяйства. Им были проанализированы размеры и состав русских крестьянских семей, составлена теоретическая схема ее нормального развития, исследована проблема влияния возраста и размера семьи на общий объем ее хозяйственной деятельности. Рассмотрен вопрос о мере самоэксплуатации трудовых сил крестьянина и факторы, влияющие на годовую производительность труда крестьянской семьи, проведен учет ее реальных и потенциальных рабочих сил и потребительских запросов. А.В.Чаянов оперирует понятием выгодности трудового хозяйства, изучает основные принципы его организации. В его трудах разрабатываются и другие, не менее важные и интересные вопросы. Многие перспективны и актуальны и сейчас: ученым - для теоретической постановки проблем развития сельского хозяйства, для выработки верной, научно обоснованной аграрной политики; специалистам-практикам -для налаживания деятельности сельскохозяйственных кооперативов, для становления аренды, внедрения новых экономических отношений на селе. Далеко не случаен, поэтому, тот взрыв интереса к его научному наследию, который наблюдается сейчас в нашем обществе. В самом1 деле, высочайший профессионализм, широкая эрудиция, способность по-новому ставить проблемы и находить нетривиальные пути их решения позволили А.В.Чаянову создать оригинальную концепцию развития сельского хозяйства и аграрного строя в целом. Здесь он был реалистом. Утопистом он выступает в другом, но, пожалуй, не менее важном вопросе.
Он искренне верил, что величайшие задачи строительства новой демократической России, поставленные революцией перед рус-. ской общественной мыслью в области политической и гражданской, ясны и сравнительно просты по своей природе. Разрешение их всецело поддается человеческой воле, человеческим законам. При этом воля, определяющая законы человеческого общежития, не может быть неоправданно жестокой или слепо безрассудной. То, как глубоко он заблуждается, подтверждается фактами его собственной биографии. Впрочем, начало ее было вполне благополучным.
Саша Чаянов появился на свет в Москве 17 января 1888 г. в семье состоятельной и культурной. Отца его, Василия Ивановича Чаянова, родом из крестьян Владимирской губернии, ко времени рождения сына можно было отнести к слою средней городской буржуазии. Мать, Елена Константиновна, происходившая из мещан города Вятки, получила прекрасное образование в Петровской земледельческой и лесной академии в Москве. Мальчик рано обнаружил способности и интерес к естественным наукам, родители не жалели средств на обучение сына. С 1899 г. Александр Чаянов - студент-гимназист лучшего в городе реального училища, а с 1906 г. - студент того же высшего учебного заведения, которое когда-то окончила его мать. Выбор был не случайным: сельскохозяйственная наука стала увлечением, страстью, жизнью. В двадцать лет он опубликовал свою первую работу. К 1913 г. А.В.Чаянов - сложившийся ученый, определивший круг своих основных интересов, собравший массу фактического материала, поставивший принципиально важные для успешного развития научной мысли вопросы и предложивший возможные пути и методы их разрешения. Коллеги по работе, а среди них замечательные русские ученые, профессора А.Ф. Фортунатов, Н.Н.Худяков, Д.Н.Прянишников - его учителя - высоко оценили труд молодого ученого. Ему в двадцать пять лет присуждается звание доцента. Совсем скоро, в 1918 г., А.В.Чаянов - доктор наук, профессор Петровской сельскохозяйственной академии. Он также преподает на курсах для кооператоров в Университете им. Шанявского, Коммунистическом университете им. Свердлова. Прошел еще год, и А. В. Чаянов, к тому времени уже директор НИИ сельскохозяйственной экономики, становится членом коллегии Наркомзема. Он не является членом правящей коммунистической партии и со многим происходящим в стране не согласен. Но, будучи искренним патриотом своей Родины, ведет активную общественную работу, много делает как ученый и преподаватель.
Между тем с середины 20-х годов сначала незаметно, а потом все очевиднее начинает меняться общественно-политический климат в стране. Перемены коснулись многих. Не обошли они и А. В. Чаянова. И если в самые первые годы после революции научные взгляды его были предметом критики вполне лояльной, то постепенно тон оппонентов становится все более резким и нетерпимым. А.В.Чаянову приклеивается ярлык идеолога мелкой буржуазии, все настойчивее объявляется, что читатель, ищущий марксистского, пролетарского подхода к экономике сельского хозяйства, не найдет его в книгах А. В. Чаянова. Да и уровень профессионализма ученого ставится в этой связи под сомнение: в его работах объясняется не течение реки, а "рябь на поверхности". Даже внимание к вопросам психологии и физиологии крестьян - вполне естественное в плане научном - ставится ему в вину. Основываясь на том допущении, что А. В. Чаянов действительно связывал возможность процветания крестьянского хозяйства с напряженным и продолжительным трудом крестьянской семьи, делается вывод, что он согласен с необходимостью полного порабощения крестьянина землей, точь-в-точь по западному образцу! Между тем освобождение человеческой личности, как это представлялось тогда многим, могло быть осуществлено только при условии освобождения человека от "проклятого" тяжелого физического труда. В вину А.В.Чаянову вменялось и то, что он считал целесообразным во что бы то ни стало сохранить индивидуальное крестьянское хозяйство: это расценивалось как позиция мелкого собственника. Совершенно недопустимыми и достойными осуждения считались взгляды ученого на целесообразность сохранения в будущем товарного хозяйства и денежного обращения: это напрямую увязывалось с возможностью возникновения неравенства и эксплуатации. Порицался также, может быть, и не в явной форме, его интерес и симпатии к крестьянству: нечего было и думать, по мнению критиков А.В.Чаянова, о привилегированном положении крестьян в обществе, ведь господствующим классом мог быть только пролетариат! Между тем А.В.Чаянов всегда ставил общечеловеческие интересы выше классовых, а крестьянство имело право играть ведущую роль в стране, исходя из своего реального значения в народнохозяйственной жизни,
Итак, А. В. Чаянова критиковали. Что ж, современники имели на это право. Да и нам сейчас не все в его работах кажется совершенно безупречным. И при всей резкости критики начала 20-х годов, при всей ее категоричности и противоречивости, одно представляется нынче бесспорным: принципиальная позиция, сформулированная в конце предисловия к первому изданию "Путешествия", написанного В. Воровским (псевдоним П. Орловский), советским, государственным и партийным деятелем, публицистом, литературным критиком. При несовпадении точек зрения по каким-либо вопросам, считал В. Воров-ский, надо давать возможность каждой стороне высказать свое мнение с тем, чтобы каждый человек мог знать, как представляют себе прошлое, настоящее и будущее люди, думающие иначе, инакомыслящие.
Со второй половины 20-х годов все настойчивее его идеи расцениваются как антимарксистские, антисоветские, антисоциалистические. Постепенно труды его начинают толковаться под одним углом зрения: как подрывная антисоветская деятельность.
В конце 20-х годов А.В.Чаянов и другие ученые, обвиненные в попытке реставрировать в стране капитализм и "смазать" руководящую роль пролетариата, выступают с публичным признанием своих "ошибок" и "заблуждений". Надежды на положительный результат публичных обвинений не сбылись. Заблуждения забыты не были, ошибки - не прощены. Возникает термин "чаяновщина", укоренившийся в околонаучной мысли на долгие годы. Наконец, было официально признано, что А.В.Чаянова и его последователей невозможно переубедить и "заставить" (!) мыслить по-марксистски. В 1930 г. А.В.Чаянов был арестован, в 1937 году - приговорен к расстрелу как "враг" народа, в 1939 г. - расстрелян.
Трагично сложилась и судьба его семьи: в 1937 г. была арестована жена, Ольга Эммануиловна, проведшая в заключении с небольшими перерывами восемнадцать лет. Она умерла в 1983 г., так и не дождавшись реабилитации мужа.
Александр Васильевич Чаянов был реабилитирован летом 1987 г. Пусть поздно, но правда обязательно торжествует.

Н. Воскресенская, канд. ист. наук